Ультракороткий курс лечения гепатита С: высокий шанс неудачи, не ставящий под угрозу лечение второй линии

Ультракороткие курсы лечения, адаптированные к вирусной нагрузке человека до лечения, обеспечивают более низкие показатели излечения, чем 8-недельные курсы лечения, но неудача ультракороткого лечения не предотвращает последующее излечение гепатита С вторым курсом лечения, показало исследование STOPHCV1.

pic
Ультракороткий курс лечения гепатита С: высокий шанс неудачи, не ставящий под угрозу лечение второй линии Ультракороткие курсы лечения, адаптированные к вирусной нагрузке человека до лечения, обеспечивают более низкие показатели излечения, чем 8-недельные курсы лечения, но неудача ультракороткого лечения не предотвращает последующее излечение гепатита С вторым курсом лечения, показало исследование STOPHCV1.

Ультракороткие курсы лечения, адаптированные к вирусной нагрузке человека до лечения, обеспечивают более низкие показатели излечения, чем 8-недельные курсы лечения, но неудача ультракороткого лечения не предотвращает последующее излечение гепатита С вторым курсом лечения, показало исследование STOPHCV1.

Сокращение курсов лечения гепатита С может иметь преимущества для людей, у которых есть трудности с приверженностью. Есть некоторые доказательства того, что курсы лечения продолжительностью от четырех до шести недель могут вылечить некоторых людей от гепатита С, но неясно, какие критерии следует использовать для отбора людей на более короткие курсы лечения. Лечение более коротким курсом несет в себе более высокий потенциальный риск неудачи, и неясно, приводит ли это к сопротивлению, которое ставит под угрозу эффективность повторного лечения.

Чтобы ответить на эти вопросы, в исследовании STOPHCV1 было изучено, могут ли люди с легким заболеванием печени вылечиться от гепатита С после четырех-семи недель противовирусного лечения прямого действия или успешно пройти повторное лечение, если лечение ультракоротким курсом не удалось.

Участники были рандомизированы для прохождения либо короткого курса лечения, продолжительность которого определялась базовой вирусной нагрузкой, либо восьминедельного курса лечения. Режим был выбран лечащим врачом на основе генотипа и местной доступности. Участники в обеих группах также были рандомизированы для получения рибавирина или без рибавирина. Люди, у которых не был достигнут устойчивый вирусологический ответ после первого курса лечения, получили второй курс лечения с 12 неделями софосбувира/ледипасвира. В исследовании приняли участие участники с фиброзом F0 или F1 и вирусной нагрузкой гепатита С ниже 10 миллионов МЕ/мл в 14 больницах Соединенного Королевства. В исследовании приняли участие люди с генотипом 1a/1b/4 инфекции и люди, совместно инфицированные ВИЧ, которые имели право присоединиться к исследованию. Набор персонала проходил в период с мая 2016 по май 2018 года.

Предварительно определенная продолжительность лечения, основанная на базовой вирусной нагрузке, варьировалась от 28 дней при вирусной нагрузке 50 000 МЕ/мл или ниже до 49 дней при вирусной нагрузке выше 8,8 миллиона МЕ/мл. Пятьдесят восемь процентов исследуемой популяции, рандомизированной на лечение коротким курсом, проходили лечение в течение 28-34 дней (4-5 недель), 30% - в течение 35-42 дней (5-6 недель) и 12% - в течение 42-49 дней (6-7 недель). Продолжительность лечения, основанного на вирусной нагрузке, была увеличена по рекомендации Комитета по мониторингу данных исследования в середине периода набора. Это увеличило продолжительность лечения при всех вирусных нагрузках на три-четыре дня.

В исследовании приняли участие 202 человека со средним возрастом 45 лет, 31% женщин, 34% совместно инфицированных ВИЧ и 32% нынешних или недавних потребителей запрещенных веществ. Средняя исходная вирусная нагрузка составила 711 423 МЕ/мл, и 98% участников получали режим паритапревира/омбитасвира/дазабувира, предпочтительный режим первой линии в Соединенном Королевстве на момент проведения исследования. Основным результатом исследования был устойчивый вирусологический ответ после ультракороткого курса и повторного курса лечения. Не было никакой существенной разницы между группами исследования; все участники достигли устойчивого вирусологического ответа после лечения первой линии и повторного лечения, за исключением пяти участников, которые были потеряны для последующего наблюдения.

После лечения первой линии наблюдалась значительная разница в исходе. В то время как 91% участников группы с фиксированной продолжительностью исследования достигли устойчивого вирусологического ответа, только 48% участников группы с ультракоротким курсом сделали это (p После корректировки продолжительности лечения в группе ультракоротких курсов в середине исследования показатели устойчивого вирусологического ответа значительно улучшились в этой группе исследования с 36% до 72% (р Включение рибавирина в схему лечения существенно не повлияло на исход лечения.

В ходе первого курса лечения пять участников группы с фиксированной продолжительностью и 16 участников группы с ультракоротким курсом никогда не достигали необнаруживаемой вирусной нагрузки. Шесть человек в группе с фиксированной продолжительностью и 35 человек в группе с ультракоротким курсом испытали вирусный отскок после необнаруживаемой вирусной нагрузки. У четырнадцати участников, лечение первой линии которых не удалось, развилась резистентность по крайней мере к одному препарату в их схеме. Не было никакой разницы в возникновении резистентности после неудачи между исследуемыми группами, но люди, получавшие рибавирин, имели значительно меньшую вероятность развития резистентности (р=0,01).

Серьезные нежелательные явления произошли у 5% участников исследования и не отличались между группами исследования. Серьезные побочные эффекты не встречались чаще у реципиентов рибавирина.

Исследователи исследования пришли к выводу, что “высокую долю пациентов можно вылечить с помощью [...] примерно 60% лицензированной продолжительности терапии первой линии препаратами, используемыми в исследовании”. Но они также отмечают, что показатели излечения при режиме ультракоротких курсов были недостаточно высокими, чтобы оправдать его использование у людей, способных придерживаться восьминедельного курса лечения. Также стратегию необходимо протестировать с использованием пангенотипических схем, чтобы оценить, позволяет ли отказ от режима первой линии, не содержащего ингибитора протеазы, во всех случаях успешно провести повторное лечение.

Источник